«Зеленая энергетика» в ракурсе стран ОТГ

Сотрудничество стран Организации тюркских государств (ОТГ) в области «зелёных технологий» стало приоритетной темой на прошедшем в ноябре 2021 года саммите в Стамбуле под девизом «Зелёные технологии и умные города в цифровую эпоху».

Предстоящий 11 ноября саммит ОТГ в Самарканде также не обойдет вниманием «зеленую» тематику, которая включает в себя такое актуальное и перспективное для стран ОТГ направление сотрудничества как развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Следует отметить, что каждая из стран-членов и наблюдателей ОТГ приняла свои национальные программы и стратегии по развитию «зеленой» энергетики и наращивания мощностей для использования ВИЭ.

В связи с этим, а также с общемировой тенденцией перехода от углеводородов на «зеленую» энергетику важно рассмотреть имеющиеся возможности стран ОТГ и проанализировать тенденции их развития.

Мировые тенденции развития ВИЭ

Как известно, мировое потребление энергии стабильно растет. На страны G20 приходится 80% мирового потребления энергии. По данным Международного энергетического агентства (IEA), если в 2015 году мировое энергопотребление составило 20,76 трлн. кВт/ч, то на 2030 год прогнозируется потребление 33,4 трлн. кВт/ч, а к 2050 – до 41,3 трлн. кВт/ч.

Согласно данным Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA), экологически чистые технологии в настоящее время обеспечивают более трети мировой энергии, и тенденция использования ВИЭ в мире будет только расти. Классическим примером генерирующих мощностей, использующих ВИЭ, являются гидроэлектростанции, ветряные, приливные, солнечные, геотермальные и другие.

В 2021 году доля ВИЭ в выработке общего объема электроэнергии всеми видами генерации составила 38% (в 2019 г. составляла 27%, в 2020 г. – 29%). Основную долю прироста мощности в 2021 году обеспечила солнечная энергетика (19%), второе место занимает ветроэнергетика (13%). В результате в глобальном производстве электроэнергии доля солнечной и ветровой энергии достигла 10%.

По прогнозам IEA, в 2022 году основной прирост ВИЭ в мире придется на солнечную генерацию – 60%, или 190 ГВт (рост на 25% против 2021 г.). Еще около четверти – на наземные ветровые электростанции (без учета офшорных установок, строящихся в море у берегов).

По итогам 2021 года, в топ стран, в которых доля ВИЭ в производстве электроэнергии выше 50% вошли: Норвегия (99% электроэнергии из ВИЭ), Исландия (99%), Шотландия (98%), Новая Зеландия (80,9%), Бразилия (78,4%), Колумбия (74,5%), Канада (68%), Швеция (67%) и Португалия (65,5%).

Видение тюркского мира 2040 и «зеленая» энергетика

По итогам прошедшего 12 ноября 2021 года в Стамбуле восьмого саммита глав стран-участниц Совета сотрудничества тюркоязычных государств, были подписаны, два важных документа: «Стамбульская декларация» и «Видение тюркского мира 2040».

В «Видении тюркского мира 2040» говорится, в частности, о необходимости развивать использование цифровых технологий и искусственного интеллекта в различных областях для поддержки перехода к цифровой, «зеленой», «умной» экономике и «умным» городам.

Кроме того, страны ОТГ соглашаются с переводом энергетического сотрудничества с отношений поставщик-потребитель на более технологичное, способствующее энергетической безопасности и эффективности с акцентом на диверсификацию энергетики и чистую, «зеленую» энергетику. Так, в области энергетики, стороны договорились обеспечить сотрудничество между государствами-членами в области диверсификации энергетики, особенно в области ВИЭ, таких как солнечная, био и ветряная, а также в области атомной энергии, посредством совместных инвестиций, обмена знаниями, опытом и технологий.

В документе подчеркивается важность обеспечения всеобщего доступа к недорогим экологически чистым энергоносителям и услугам для конечного потребителя, особенно для домашних хозяйств, проживающих в городских и сельских районах.

Кроме того, в документе сделан акцент на необходимость ускорения использования «зеленых» цифровых технологий для сохранения окружающей среды и поддержку внедрения «зеленых» цифровых решений, которые ускорят работу энергетических сетей, обеспечат низкий уровень выбросов, снизят загрязнение окружающей среды и оптимизируют эффективность использования ресурсов.

Следует отметить, что в феврале 2021 года до саммита в Стамбуле состоялось первое заседание министров энергетики государств-членов и наблюдателей Тюркского совета в формате видеоконференции, на котором было подчеркнуто стратегическое значение энергетического сотрудничества для государств-членов Тюркского совета. На заседании участники пришли к консенсусу в намерении развивать использование ВИЭ и достичь углеродной нейтральности к 2060 году.

При этом не стоит забывать, что все государства-члены и наблюдатели ОТГ (как и 80% государств мира) подписали и ратифицировали «Парижское соглашение» в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, которое направлено на снижение содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года и накладывает обязательства по «эффективному выполнению» пунктов данного соглашения на всех подписавших.

Кроме того, в ноябре 2021 года в шотландском городе Глазго прошла 26-я сессия Конференции Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26). В ее работе приняли участие делегации почти 200 стран. На саммите были подведены итоги пятилетнего цикла после подписания «Парижского соглашения» по климату в 2015 году.

Соглашение установило цели сократить выбросы парниковых газов, принять меры для удержания потепления в пределах 1,5°C. Так, по оценкам экспертов, для сдерживания глобального потепления в пределах 1,5°C необходимо снизить выбросы CO2 на 45% к 2030 году (относительно 2010 года) и достигнуть нулевого выброса к 2050 году.

При сдерживании потепления на уровне 2°C выбросы к 2030 году необходимо сократить на 25% и достичь нулевого выброса к 2070 году.

Состояние развития «зеленой» энергетики в странах ОТГ

Узбекистан. В мае 2019 года приняты Законы «Об использовании ВИЭ» и «О государственно-частном партнерстве», которые создают нормативно-правовую основу для ускорения реализации проектов ВИЭ, а также в рамках стимулирования использования ВИЭ юридическими и физическими лица предоставляются налоговые льготы и преференции.

В том же году, Министерством энергетики совместно с причастными министерствами и ведомствами, а также при техническом содействии международных финансовых институтов (Всемирный банк, Азиатский банк развития) разработана Концепция топливного-энергетического обеспечения страны на 2020-2030 гг., согласно которой к 2030 году планируется увеличить установленную генерирующую мощность (с учетом вывода из эксплуатации физически устаревшего оборудования на 5,9 ГВт) до 29,2 ГВт, или на 16,4 ГВт (включая 4,4 ГВт регулирующих мощностей для покрытия пиковых нагрузок).

Из этого объема на долю теплоэлектростанций, использующих природный газ, придется 13,4 ГВт (45%), уголь – 1,7 ГВт (5,9%), гидроэлектростанций – 3,8 ГВт (13,1%), ветровых электростанций – 3 ГВт (10,4%), фотоэлектростанций – 5 ГВт (17,3%), в том числе 1 ГВт с устройствами хранения энергии и атомной электростанции – 2,4 ГВт (8,3%).

«Стратегией развития Нового Узбекистана на 2022-2026 гг.» определены задачи по активному внедрению технологий возобновляемой энергии во все сферы жизнедеятельности общества и увеличению энергоэффективности экономики. Так, к 2026 году запланировано довести долю ВИЭ до 25%.

В то же время, немаловажным фактором в развитии «зеленой» повестки дня является работа по сокращению выбросов парниковых газов.

Узбекистан обладает значительным потенциалом дальнейшего сокращения выбросов. Важно отметить, что Центр экономических исследований и реформ (ЦЭИР) в этом году провел исследование, в котором оценил потенциал дальнейшего сокращения выбросов в Узбекистане до 2030 года, исходя из целей стратегии. Анализ показал, что основная часть выбросов СО2 в Узбекистане приходится на добычу, переработку и транспортировку природного газа.

Также, необходимо учитывать, что при динамичном росте населения и экономики Узбекистана к 2030 г. спрос на электроэнергию достигнет 120 млрд. кВт. ч. Основываясь на выводах исследования, эксперты считают, что в случае удовлетворения спроса традиционным путем сжигания природного газа и угля, к этому сроку потребуются дополнительные 13,7 млрд. куб. м газа. Однако если доля возобновляемой энергии будет доведена до 25% в общем объеме генерации к 2030 г., то этот переход к «зеленому» электроснабжению позволит сэкономить использование дополнительных объемов газа и не допустить роста выбросов 37,4 млн. тонн СО2.

Говоря о развитии ВИЭ, следует отметить, что особенно большие перспективы в Узбекистане у фотоэлектрических станций ввиду того, что в стране порядка 320 дней в году – солнечные. Международный институт солнечной энергии Узбекистана оценил технический потенциал производства электроэнергии за счет солнечной энергии в Узбекистане более чем 3000 ГВт, что значительно превышает прогнозируемый спрос на электроэнергию к 2050 году.

По заключению зарубежных экспертов в Узбекистане высокий потенциал ветряной энергии имеется в северо-западной и юго-западной части республики, в частности в Каракалпакстане, Бухарской и Навоийской областях. Так, в «дорожной карте» перехода к низкоуглеродной энергетике в Узбекистане, потенциал ветровой энергии оценивается вплоть до 1000 ГВт.

Следует отметить, что в сектор ВИЭ активно привлекается иностранный капитал. Так, в 2021 году в Самаркандской области была запущена первая промышленная солнечная фотоэлектрическая станция мощностью 100 МВт, которая будет вырабатывать 252 млн. КВтч/год, что также позволит экономить 80 млн. кубометров природного газа и предотвратит выброс 160 тысяч тонн парниковых газов в атмосферу.

Саудовская компания «ACWA Power» построит в Каракалпакстане крупнейшую в Центральной Азии ветряную электростанцию мощностью 1,5 ГВт, которая сможет обеспечить электроэнергией 1,65 млн. домохозяйств и компенсировать 2,4 млн. тонн выбросов углерода в год.

В настоящее время, компания реализует ряд энергетических проектов, в частности, по строительству в Бухарской области двух ветряных электростанций мощностью по 500 МВт и еще одну в Каракалпакстане мощностью 100 МВт.

Турция. Согласно «Стратегическому плану министерства энергетики и природных ресурсов Турции на период 2019-2023 гг.», в стране планируется к 2023 году производить 65% всей электроэнергии из ВИЭ с учетом ГЭС. В настоящее время данный показатель составляет 54,3%.

Следует отметить, что Турция является нетто-импортером природного газа и в 2020 году его доля в импорте достигла уровня 99%, а доля импорта нефти – 90%. Таким образом, страна почти полностью зависит от поставок энергоносителей и активно ищет возможности по наращиванию доли ВИЭ в энергогенерации страны.

Так, в «Национальной энергетической политике и политике в минерально-сырьевой отрасли Турции» для обеспечения энергетической безопасности поставлены следующие цели: диверсифицировать источники энергии и увеличить число стран-поставщиков; развить инфраструктуру передачи и распределения энергоносителей; обеспечить эффективное использование энергии и энергосбережение.

Турция имеет большой потенциал для развития ВИЭ, гидроресурсы занимают значительную долю в топливно-энергетическом комплексе (ТЭК) страны. По состоянию на 2020 год общая доля ВИЭ без учета ГЭС в установленных мощностях электроэнергии составляет менее 20%, которую планируется в 2023 году увеличить до 30%. Согласно Атласу потенциала солнечной энергии (GEPA) Минэнерго Турции, техническая мощность солнечной энергии оценивается в 405 млрд. кВтч/год, а экономический потенциал – в 380 млрд. кВтч/год, что превышает текущий объем годового производства электроэнергии. В настоящее время доля солнечной энергии в ВИЭ в стране составляет всего 7%, а в годовом производстве электроэнергии всего 0,1%.

По Атласу потенциала ветроэнергетики (REPA) Минэнерго Турции потенциал ветроэнергетики оценивается в 48 тыс. МВт. В «Национальном плане действий Турции по возобновляемым источникам энергии» установленная мощность ветровой энергии на 2023 год определена на уровне 20 тыс. МВт.

По состоянию на 2022 год в Турции ветряными турбинами генерируется 11 ГВт электроэнергии. На сегодняшний день, в стране находятся на различной стадии реализации 238 проектов (инвестиции составили $19,4 млрд.) по производству электроэнергии из возобновляемых источников, которые должны добавить еще 9,2 ГВт мощности.

Казахстан. Действующая система господдержки развития ВИЭ закреплена в законодательстве Казахстана с 2009 года. В 2013 году были сформулированы конкретные цели развития сектора ВИЭ и, как следствие, определен объем рынка ВИЭ и потенциал по снижению парниковых газов от ВИЭ.

В «Концепции перехода Казахстана к «зеленой» экономике» и в «Стратегии Казахстан-2050» прописаны цели довести долю альтернативных и ВИЭ в энергобалансе страны до 15% в 2030 году (3,7% в 2022 г.) и до 50% в 2050 году. По прогнозам, выработка электрической энергии объектами ВИЭ в текущем году составит порядка 4,5 млрд. кВтч или 4% от общего объема выработки.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «О поддержке использования ВИЭ» для производителей чистой энергии предусмотрена возможность реализовать произведенную электроэнергию от ВИЭ в сети общего пользования, по специальным тарифам через «Расчетно-финансовый центр поддержки ВИЭ», который гарантирует закуп электрической энергии от ВИЭ.

Производители ВИЭ освобождаются от оплаты услуг энергопередающих организаций за передачу электрической энергии, выработанной ВИЭ, которая передается по сетям в приоритетном порядке.

Указанные меры государственной поддержки в виде гарантированной покупки электроэнергии позволяют стимулировать развитие ВИЭ.

Кыргызстан. В республике в 2008 году был принят Закон «О возобновляемых источниках энергии», определяющий цели, объекты регулирования, основные термины, экономические и организационно-правовые механизмы в области ВИЭ.

Согласно данному закону, физические и юридические лица, производящие или переоборудующие технические средства и устройства, работающие на основе ВИЭ, и потребители такой энергии имеют преференции. В частности, они получают налоговые и таможенные льготы, а электроэнергия, вырабатываемая с использованием ВИЭ, не потребляемая владельцем установки на собственные нужды и не реализованная другим потребителям на договорной основе, приобретается самым крупным распределяющим предприятием в том административно-территориальном образовании, в котором располагается установка по использованию ВИЭ, независимо от того, к сетям какой электроэнергетической компании подключена данная установка по использованию ВИЭ.

Кроме того, в «Национальной стратегии развития Кыргызской Республики на 2018-2040 гг.» указана задача расширения доли ВИЭ. В документе сказано, что реализация запланированных проектов по ВИЭ позволит увеличить мощность энергосистемы Кыргызстана не менее чем на 10% в течение 5 лет или на 385 МВт. Для этого государство создаст режим максимального благоприятствования ввозу технологического оборудования, гарантиям по сбыту электроэнергии, как с позиции объемов, так и цены.

Потенциал ВИЭ в Кыргызстане оценивается в 5-8 млрд. кВт/час в год от гидроэлектростанций, 44,6 млн. кВт/час от ветровых и 490 млн. кВт/час от солнечных.

Азербайджан. В ближайшие десять лет в стране планируется ввести в строй свыше 1500 МВт генерирующих мощностей в сфере альтернативной энергетики. Также разработана национальная стратегия Азербайджана в сфере ВИЭ на 2022-2026 годы, которая позволит в течение следующих 4-х лет существенно снизить выбросы углерода и увеличить долю альтернативной энергетики в электрогенерации.

В стратегии указана цель – увеличить долю ВИЭ в производстве электричества до 30% к 2030 году (в настоящее время – 17,1%) и сократить выбросы в атмосферу парниковых газов на 35%.

Для достижения этих целей страна активно привлекает иностранных инвесторов, в том числе путем выставления проектов ВИЭ на аукцион.

Так, саудовская компания ACWA Power строит ветряную станцию мощностью 240 МВт, а компания из ОАЭ «Masdar» строит СЭС, на которой будет установлено более 50 тысяч солнечных панелей, что позволит производить 500 млн. кВт/час электроэнергии в год с общей мощностью станции в 230 МВт.

Несмотря на то, что страна не зависит от внешних поставок энергоресурсов и обеспечивает свои внутренние потребности в электроэнергии на 100%, задачи по увеличению доли ВИЭ в энергогенерации в первую очередь направлены на снижение выбросов углеводородов в атмосферу, а также в рамках целей стратегии по диверсификации энергоресурсной базы страны.

Туркменистан (страна-наблюдатель в ОТГ). В 2018 году в Туркменистане была принята «Государственная программа по энергосбережению на 2018-2024 гг.» и страна вступила в IRENA, взяв тем самым на себя обязательства по развитию ВИЭ и повышению энергоэффективности в соответствии с Целями устойчивого развития.

В 2020 году была принята «Национальная стратегия по развитию ВИЭ до 2030 года». Ее цель – развитие и эффективное использование ВИЭ, что обусловит сокращение количества выбросов парниковых газов в окружающую среду.

Стратегия направлена на совершенствование структуры электроэнергетической отрасли, диверсификацию энергетических ресурсов Туркменистана, обеспечение энергетической безопасности и создание возможности увеличения экспорта энергоносителей. Кроме того, в 2021 году в стране были приняты законы «О ВИЭ» и «Об энергоэффективности и энергосбережении».

В целом, в Туркменистане нет острой необходимости в развитии ВИЭ из-за развитой системы газовых электростанций, а также существующих запасов энергоресурсов (4-е место в мире по запасам природного газа). Тем не менее, в рамках планов по диверсификации источников энергии, Туркменистан начинает привлекать зарубежных инвесторов в сектор ВИЭ.

Так, в этом году турецкая компания «Calik Enerji» выиграла тендер на строительство первой в Туркменистане солнечно-ветровой электростанции мощностью 10 МВт.

Венгрия (страна-наблюдатель в ОТГ). Венгрия является членом Европейского союза и, таким образом, принимает участие в стратегии ЕС по увеличению доли ВИЭ. В текущем году в ЕC была принята программа действий по увеличению доли ВИЭ в производстве энергии с текущих 22% до 45% к 2030 году, а специальная солнечная стратегия ЕС призвана удвоить мощности фотоэлектрических станций к 2025 году и привести к установке 600 ГВт мощностей к 2030 году.

В 2021 году производство электроэнергии в Венгрии обеспечило 73% потребностей страны. Доля участия каждого вида производства электроэнергии в покрытии потребностей была следующей: атомная энергия (АЭС «Пакш») – 47%, каменный и бурый уголь – 9,5%, природный газ – 28% и ВИЭ – 15,5%.

По состоянию на октябрь 2021 года общеустановленная мощность солнечных электростанций в стране составила 2728 МВт.

Две крупнейшие гидроэлектростанции в Венгрии имеют мощности в 12,5 и 28 МВт соответственно. По состоянию на 2020 год, общая мощность гидроэнергетики составляет 58 МВт.

Единственная в стране электростанция, использующая геотермальную энергию, имеет выработку в 2,3 МВт брутто и 1,3 МВт нетто.

Заключение 

В своем выступлении на саммите ОТГ в Стамбуле президент Шавкат Мирзиёев, отметил, что в мире все более острыми становятся проблемы экологии и изменения климата, а также необходимость достижения углеродной нейтральности и перехода на «зелёную» экономику.

Сотрудничество со странами ОТГ в рамках развития ВИЭ возможно в научно-технической, патентной, кооперационной сферах для ускорения процессов наращивания доли ВИЭ в энергогенерации страны, тем самым ускоряя сокращение объемов выбросов углекислого газа в атмосферу.

Необходима активизация производства энергии за счет ВИЭ на основе тесного сотрудничества с региональными и международными организациями, а также создание новых механизмов при ОТГ для дальнейшего развития проектов в сфере «зеленой» энергетики и привлечения иностранных инвестиций в этот сектор.

Следует отметить, что среди государств-членов ОТГ свои технологии в области ВИЭ развивает Турция (на данный момент производящая 54,3% всей электроэнергии из ВИЭ – лучший показатель в ОТГ), а среди наблюдателей — опосредованно через общеевропейские программы – Венгрия.

К примеру, обмен опытом и технологиями с компаниями Турции (например, Calik Enerji или топ-5 компании в области ВИЭ: IC Ictas Energy Investment Holding, Statkraft AS, Poyry PLC, Sanko Energy Group, JinkoSolar Holding Co. Ltd.), а также совместные кооперационные проекты (в том числе на совместной патентной основе) на территории Узбекистана могут способствовать ускорению перехода на электрогенерацию посредством ВИЭ и заложить прочную основу для продолжения научно-технического развития собственных отечественных технологий в этой области.

Отличным пилотным проектом в области кооперации может стать создание на территории Каракалпакстана промышленной зоны с льготным налоговым режимом для привлечения зарубежных инвестиций, в том числе из стран ОТГ, для создания предприятий по производству оборудования для солнечных, ветряных и малых (и микро) гидроэлектростанций, а также научных и экспериментальных лабораторий.

Развитие «зеленой» энергетики должно стать приоритетным, учитывая стратегическое направление обеспечения энергетической безопасности стран ОТГ, обусловленное их высокой зависимостью от импортных нефтепродуктов и природного газа, а также непрерывным ростом энергопотребления.

Важно апробировать механизм сотрудничества и координации в области «зеленой» энергетики в рамках ОТГ и разработать платформу, на которой страны ОТГ (имеющие опыт) смогли бы делиться своими исследованиями и технологиями в энергетической сфере и предоставлять государствам-членам тематические учебные программы с целью дальнейшего углубления сотрудничества между энергетическими компаниями стран организации.

Необходимо обратить внимание на проблему обезлесения и деградации лесов, которая является общемировой и объединить усилия стран ОТГ по лесовосстановлению. В том числе, активизировать участие в международных инициативах по восстановлению лесов стран ОТГ, а также в международных грантах на развитие «зеленой» экономики, технологий и ВИЭ. В результате можно будет внедрять и адаптировать эти инновационные технологии и методы в своих странах, опираясь на поддержку стран организации.

Говоря о сокращении выбросов СО2 – чистый нулевой уровень выбросов означает сокращение объема выбросов парниковых газов до уровня, максимально приближенного к нулю – полученный опыт от стран ОТГ (Турция, Венгрия) можно будет применить для разработки долгосрочной программы мер по сокращению выбросов.

Таким образом, принятые в Узбекистане стратегии и цели, а также совместная кооперация, обмен технологиями и опытом с партнерами по ОТГ, позволят более активно решать поставленные задачи в области достижения углеродной нейтральности и перехода на «зеленую» экономику.

Эдвард Романов, ЦЭИР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button