Узбекистан в рейтинге свободы интернета вновь оценили как несвободную страну

Узбекистан в рейтинге свободы интернета вновь оценили как несвободную страну

Узбекистан занял 57-е место в рейтинге свободы интернета по версии неправительственной правозащитной организации Freedom House (PDF). Исследователи проанализировали ситуацию в 65 странах. Отчет составлен на основе данных, полученных с 1 июня 2019 года по 31 мая 2020 года.

Рейтинг составляется на основе трех факторов: препятствия к интернет-доступу, ограничения контента и нарушение прав пользователей. Чем ниже балл в рейтинге, тем строже считается регулирование интернета в стране.

Пятерка государств с самым свободным интернетом выглядит так: Исландия (95 баллов), Эстония (94), Канада (87), Германия (80) и Великобритания (78). На последнем месте пятый год подряд находится Китай (10).

Узбекистан с 27 баллами из 100 (в прошлом году — 26 баллов) вошел в число стран с «несвободным интернетом». В рейтинге страна расположилась между Венесуэлой и Египтом. Интернет в Узбекистане, по мнению экспертов, менее свободный, чем в Эфиопии, ОАЭ и Венесуэле.

«В Узбекистане зафиксировано некоторое увеличение свободы Интернета — страна в четвертый год подряд улучшает свои баллы в рейтинге „Свобода в Интернете“. Уровень доступа к интернету в республике продолжает расти, хотя власти страны не ослабили своего контроля над инфраструктурой информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), несмотря на обещание сделать это», — говорится в докладе.

Freedom House положительно оценили решение правительства разблокировать ряд веб-сайтов в декабре 2019 года. В то же время власти страны приступили к введению новых ограничений для блогеров, возможно, из-за признания того, что все большее число населения потребляет новости из независимых Telegram-каналов и других платформ соцсетей.

«Граждане республики по-прежнему сталкиваются юридическими и внесудебными преследованиями за свою деятельность в Интернете, о чем свидетельствуют данные марта 2020 года о том, что журналисты и правозащитники стали мишенями изощренной фишинговой кампании», — указали эксперты.

В то время как продолжающиеся реформы при президенте Шавкате Мирзиёеве привели к улучшению ситуации в ряде сфер жизнедеятельности, включая «умеренное» сокращение репрессий в отношении представителей СМИ, а также реформы, позволившие увеличить гендерный паритет в законодательные органы, Узбекистан остается авторитарным режимом, лишь с небольшим шагами движущийся к демократизации, следует из доклада.

Доступ к интернету

Уровень проникновения интернета в Узбекистане продолжает расти, отмечают эксперты. Доступ в интернет основан в основном на технологии асимметричной цифровой абонентской линии (ADSL). Согласно индексу интернета 2020 года Economist Intelligence Unit (Великобритания), в Узбекистане имеют доступ к интернету примерно 80% домохозяйств. Уровень подписки на фиксированный интернет в стране оценивается в 10%, но уровень проникновения мобильной связи составляет 76%.

Скорость интернет-соединения в республике остается на относительно низком уровне, но улучшается. Абоненты испытывают плохое качество связи и частые отключения. По данным Speedtest, по состоянию на май 2020 г. средняя скорость загрузки фиксированного широкополосного доступа составляла 26,48 Мбит / с (97-е место в мире), а средняя скорость загрузки мобильного широкополосного доступа -11,20 Мбит / с (128-е место в мире).

Дорогой интернет

В целом доступ к интернету остается дорогим в сравнении с доходами домохозяйств в Узбекистане, указывает Freedom House. В конце 2019 года правительство сообщило, что средняя номинальная месячная заработная плата в стране составляет около 2,2 млн. сумов (что эквивалентно примерно 230 долларов). Между тем, согласно данным, собранным компанией Cable в четвертом квартале 2019 года и первом квартале 2020 года, ежемесячная стоимость фиксированной широкополосной связи составляла в среднем 11,44 доллара, в то время как один гигабайт (ГБ) мобильной передачи данных стоил в среднем 1,34 доллара.

В ноябре 2019 года правительство начало обязывать потребителей платить сбор за регистрацию международных кодов идентификации мобильного оборудования (IMEI) своих мобильных устройств, вводя еще одну стоимость выхода в интернет. Онлайн-петиция об отмене этого сбора на правительственной петиционной платформе собрала 24 715 подписей, но по состоянию на июнь 2020 года не было никакой информации об официальном участии в этом обращении, хотя оно превысило порог в 10 тысяч подписей, необходимый для рассмотрения парламентом.

В конце апреля Шавкат Мирзиёев издал указ о том, что к 2021 году все населенные пункты будут иметь высокоскоростной интернет.

Контроль в интернете

Правительство осуществляет значительный контроль над инфраструктурой ИКТ, указывается в докладе. Государственный «Узтелеком» управляет Международным центром коммутации пакетов, который агрегирует международный интернет-трафик в одной точке своей инфраструктуры. Централизуя международные связи в одну «узловую точку» (и концентрируя сектор ИКТ в государственной компании), правительство может с большей легкостью отключить интернет и заниматься слежкой, считают эксперты.

«Узтелеком» также является вышестоящим интернет-провайдером (ISP) и продает интернет-трафик отечественным интернет-провайдерам по оптовым ценам. Частным интернет-провайдерам законом запрещено обходить инфраструктуру «Узтелекома» для подключения к международному интернету, а также устанавливать и обслуживать собственные спутниковые станции для установления интернет-соединения, заявили в организации. Правительство, как сообщается, планирует разрешить частным интернет-провайдерам устанавливать свои собственные соединения с международным интернетом в 2020 году. Эта цель не была достигнута к июню 2020 года, и отсутствие эффективных каналов доступа к международному интернету остается главной жалобой местных предпринимателей.

Ограничение контента

В течение периода охвата все большее число веб-сайтов, на которых размещается контент, защищенный международными стандартами в области прав человека, было разблокировано. Однако власти продолжали оказывать давление на интернет-журналистов и обычных пользователей, указали эксперты.

Нетехническая цензура и самоцензура

В Узбекистане существует обширная нетехническая цензура онлайн-контента, хотя об этом не всегда широко сообщается, отмечает Freedom House.

После прорыва дабмы Сардобинского водохранилища в мае 2020 года официальные лица оказали давление на ряд журналистов, работающих в интернет-СМИ, и обычных пользователей с требованием, чтобы они удалили кадры и комментарии связанные с этой катастрофой.

Небольшое открытие онлайн-среды с момента вступления президента Шавката Мирзиёева в должность в 2016 году оказало положительное влияние на самоцензуру, хотя она все еще остается широко распространенной, учитывая жесткий контроль правительства над средствами массовой информации (особенно государственными СМИ), утверждают эксперты организации. Те, кто комментирует или сообщает о темах, считающихся запретными, включая критику президента или разоблачения коррупции, все еще могут столкнуться с суровым наказанием.

В результате истории преследования правительством журналистов, а также их семей, многие интернет-писатели осторожно относятся к тому, что они публикуют. Хотя некоторые отечественные новостные издания продолжают освещать злоупотребления властью, другие издания воздерживаются от освещения деликатных вопросов, говорится в докладе.

Полный доклад про Узбекистан

Ситуация в мире

Freedom House подчеркивает, что пандемия коронавируса ускорила резкое снижение глобальной интернет-свободы. Уже 10-й год подряд пользователи сталкиваются с общим ухудшением своих прав, и это явление способствует более широкому кризису демократии во всем мире.

Эксперты считают, что в эпоху COVID-19 возможность подключения к интернету является не удобством, а необходимостью. Однако государственные и негосударственные субъекты во многих странах в настоящее время эксплуатируют эту возможность, созданную пандемией, для формирования онлайн-повестки, цензуры критических высказываний и создания новых технологических систем социального контроля, следует из доклада.

Организация отметила три заметных тенденции в сфере интернет-свободы. Во-первых, политические лидеры использовали пандемию как предлог для ограничения доступа к информации. Власти часто блокировали независимые новостные сайты и арестовывали людей по ложным обвинениям в распространении ложных новостей.

Во-вторых, власти сослались на COVID-19, чтобы оправдать расширение возможностей наблюдения и внедрение новых технологий, которые когда-то считались слишком «интрузивными». Кризис общественного здравоохранения создал возможности для оцифровки, сбора и анализа «самых сокровенных» данных людей без надлежащей защиты от злоупотреблений. Правительства и частные организации все активнее используют искусственный интеллект (ИИ), биометрическое наблюдение и инструменты больших данных для принятия решений, затрагивающих экономические, социальные и политические права людей, считают эксперты.

Третья тенденция заключается в превращении медленного «раскола» интернета в тотальную гонку за «киберсуверенитет», когда каждое правительство вводило свои собственные правила интернета таким образом, чтобы ограничивать поток информации через национальные границы.

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button