В Международном валютном фонде похвалили Узбекистан 

В МВФ подчеркнули, что Узбекистан относительно благополучно преодолел период пандемии. Подчеркивается, что официальные органы приняли верное решение сосредоточиться в ближайшей перспективе на смягчении последствий войны в Украине, а ЦБ предпринял решительные действия, повысив в середине марта основную ставку с 14 до 17 процентов, чтобы закрепить ожидания и сдержать давление на обменный курс. 

В период с 31 марта по 13 апреля текущего года в Ташкенте находилась миссия Международного валютного фонда (МВФ) под руководством Рона ван Рудена для проведения обсуждений в контексте консультаций 2022 года с Узбекистаном в соответствии со статьей IV. 

По их данным, устойчивые фундаментальные показатели, достаточные резервы и высокие цены на золото позволили официальным органам принять решительные меры по смягчению социально-экономических последствий пандемии и при этом сохранить стабильность. Благодаря этому восстановление экономики, начавшееся в конце 2020 года, набрало обороты в 2021 году, а темпы роста ускорились до 7,4%. Давление со стороны мировых цен на продовольствие и сырьевые товары обусловило повышение инфляции, однако благодаря относительно жесткой денежно-кредитной политике к концу 2021 года инфляция снизилась до 10 процентов.

В тот момент, когда казалось, что Узбекистан миновал острую фазу пандемии, война в Украине и санкции, введенные против России, внесли новую неопределенность и отрицательно влияют на перспективы экономики Узбекистана.  

Россия является ключевым торговым партнером и крупным источником денежных переводов и финансирования, в том числе для энергетического и горнодобывающего секторов. Побочные эффекты от перебоев в торговле, рост цен на топливо и продовольствие, а также ужесточение глобальных финансовых условий создают дополнительные препятствия для развития. Ожидается, что волатильность и неопределенность останутся повышенными в течение некоторого времени. 

С учетом новых неблагоприятных факторов ожидается, что в 2022 году рост экономики Узбекистана замедлится до 3-4 процентов, по сравнению с 6 процентами, прогнозируемыми ранее. Снижение объема денежных переводов и финансирования из России, и в меньшей степени сокращение торговли, в том числе из- за дальнейших сбоев в цепочке поставок, по прогнозам, приведут к снижению потребления и инвестиций. 

Прогнозируется увеличение дефицита счета текущих операций до примерно 9½ процентов от ВВП, при этом снижение объема денежных переводов будет частично компенсировано снижением импорта и увеличением поступлений от экспорта сырьевых товаров. Ожидается, что в этом году сохранится повышенная инфляция на уровне 12 процентов из-за скачков мировых цен на продовольствие и топливо. 

Прогнозы характеризуются необычайно высокой неопределенностью с преобладанием понижательных рисков. Понижательные риски связаны, в частности, с возможной дальнейшей эскалацией войны и режима санкций, а также с новой вспышкой пандемии, вызванной появлением новых разновидностей вируса. Это подчеркивает необходимость продолжения программ иммунизации для обеспечения вакцинации большей части населения Узбекистана. На Узбекистан также может негативно повлиять замедление темпов роста в других ключевых торговых партнерах, включая Китай, Турцию и Казахстан, и дальнейшая волатильность цен на сырьевые товары. 

Подчеркивается, что официальные органы приняли верное решение сосредоточиться в ближайшей перспективе на смягчении последствий войны в Украине. Меры экономической политики направлены на обеспечение продовольственной безопасности, поддержку уязвимых домохозяйств, сохранение макроэкономической и финансовой стабильности, а также на обеспечение безопасности каналов торговли и финансовых потоков. Хозяйствующие субъекты, по-видимому, смогли относительно быстро адаптироваться, проводя международные операции через каналы, не подвергшиеся санкциям. Однако логистические проблемы велики, вызывая задержки и существенно увеличивая расходы. 

В условиях замедления темпов восстановления экономики масштабы запланированной на этот год консолидации бюджета могут быть сокращены. В связи с тем, что во время пандемии дефицит бюджета увеличился и достиг 6% от ВВП в 2021 году, утвержденный бюджет на 2022 год предполагал сократить дефицит до 3% от ВВП. Однако, поскольку уровень долга остается относительно низким, есть возможность замедлить темпы консолидации бюджета. Более высокие доходы от продажи золота компенсируют снижение доходов, которое обусловлено снижением экономической активности, однако потребуется дополнительная адресная поддержка уязвимых домохозяйств, которые столкнутся с сокращением денежных переводов на фоне роста цен. 

В сочетании с пересмотром приоритетов в расходах и переоценкой инвестиционных планов дефицит можно удержать на уровне около 4% от ВВП. Более значительный дефицит может быть профинансирован в основном за счет многосторонней и двусторонней официальной поддержки, и ограниченного внутреннего финансирования, а также за счет использования рынков капитала, при условии улучшения конъюнктуры. 

При этом надежная среднесрочная налогово-бюджетная политика поможет зафиксировать ожидания. Для поддержания фискальной устойчивости в дополнение к принятию нового закона о долге, который, как ожидается, будет принят в ближайшее время и ограничит государственный и гарантированный государством долг на уровне 60 процентов от ВВП, официальные органы планируют ввести дополнительные бюджетные правила, которые устанавливают лимит на годовой дефицит бюджета, новые государственные гарантии и обязательства в рамках проектов государственно-частного партнерства, а также совершенствовать систему управления фискальными рисками. 

Учитывая обязательство официальных органов ограничивать в ближайшие годы дефицит бюджета 3 процентами от ВВП, Узбекистан остается в зоне низкого риска долгового кризиса. Высокий уровень международных резервов и длительные сроки погашения долговых обязательств еще больше снижают риск возникновения долгового кризиса. 

Центральный банк Узбекистана предпринял решительные действия, повысив в середине марта основную ставку с 14 до 17 процентов, чтобы закрепить ожидания и сдержать давление на обменный курс. Текущая политика представляется целесообразной для сдерживания ценового давления и постепенного снижения инфляции до среднесрочной цели ЦБ. Однако передача воздействия экономической политики по-прежнему сдерживается низким уровнем финансового посредничества, высокой степенью долларизации, а также программами кредитования по льготным ставкам. В том случае, если давление цен на продовольствие и топливо окажет более широкое влияние на базовую инфляцию, может потребоваться дальнейшее ужесточение денежно-кредитной политики, чтобы избежать укоренения инфляционных трендов. ЦБ должен продолжать широко информировать о прогнозах инфляции и мерах денежно-кредитной политики. Гибкость обменного курса поможет абсорбировать внешние шоки, сглаживая краткосрочную волатильность. 

Кроме того, необходимо продолжать тщательный мониторинг финансового состояния банков. Банки были устойчивы во время пандемии, и количество необслуживаемых кредитов (НОК) увеличилось незначительно. Хотя рост кредитования замедлился до более устойчивых темпов, негативные последствия пандемии и кредитной экспансии, проводившейся в прошлом, еще могут проявиться. 

Несмотря на то, что узбекские банки имеют ограниченный уровень риска по отношению к российским банкам, находящимся под санкциями, снижение объемов торговли и денежных переводов может привести к росту необслуживаемых кредитов. Кредитные портфели продолжают демонстрировать высокую концентрацию и валютные риски, при этом самые высокие риски приходятся в основном на государственные предприятия. 

ЦБ следует продолжить тщательный мониторинг состояния ликвидности и капитала банков, в том числе с помощью обновленных стресс-тестов, и быть готовым в случае необходимости оказать поддержку ликвидности жизнеспособным банкам.

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button