Профессор Гайрат Кориев: «Следует наказывать тех, кто допускает родственные браки»

Директор республиканского специализированного научно-практического медицинского центра нейрохирургии Гайрат Кориев в конце 2020 года, ставшего нелёгким для всех врачей, удостоился звания «Заслуженный работник здравоохранения Узбекистана».

В беседе с корреспондентом Kun.uz врач высказал своё мнение о медицине Узбекистана, пандемии и нейрохирургии.

— Недавно вам присвоено звание «Заслуженный работник здравоохранения Узбекистана». Ваш отец Марат Кориев тоже был известным нейрохирургом. Вы говорили, что он сыграл большую роль при выборе вашей профессии.

— Да, мой отец, профессор Марат Кориев, внёс большой вклад в сферу нейрохирургии нашей страны, он признан основателем школы нейрохирургии.

Я вырос в семье врачей, с детства слушал советы, которые отец давал своим ученикам по методике лечения, и мне было очень интересно. Отец проводил сложные операции во многих областях, поэтому дома бывал редко. Иногда, по выходным или на каникулах он забирал нас с младшим братом на машине скорой помощи. Сегодня его ученики по всему миру продолжают его дело. Уже прошло 12 лет со смерти отца, но я до сих пор в каждом деле опираюсь на его наставления.

Я получил награду из рук нашего президента Шавката Миромоновича. Очень обрадовался, когда услышал от него добрые слова о своём отце, о том, что я достойно продолжаю его дело, и мне нужно совершенствовать нейрохирургическую службу в Узбекистане.

— Сфера медицины требует непрерывного изучения. Какие новые исследования ведутся сегодня в области нейрохирургии?

— Нейрохирургия развивается очень интенсивно. Технологический прогресс, внедрение в медицинскую практику современной диагностики и терапевтических методов подразумевают постоянную работу над собой. Для современного подхода к диагностике и лечению следует постоянно читать. Сейчас ситуация коренным образом изменилась. Обследования МРТ на основе программирования дают возможность безболезненного выполнения многих операций.

В медицинских вузах Узбекистана особое внимание уделяется подготовке специалистов по направлению нейрохирургии. Молодые специалисты могут учиться в ведущих клиниках зарубежных стран. Раньше не оказывалась материальная помощь для учёбы за рубежом, поэтому молодых специалистов было очень мало. Однако, с 2017 года, согласно постановлениям президента, государство начало финансировать долгосрочное обучение за рубежом. Это – очень важный шаг.

— На каком уровне находятся возможности Узбекистана для проведения сложных онкологических операций?

— Иногда пациентам для лечения за рубежом приходиться влезать в долги, продавать дома. В последние годы в лечении нейрохирургических заболеваний введена практика многих операций, которых в нашей стране раньше не было. Сейчас почти в каждой области нашей страны есть сильные специалисты, учившиеся в нашей стране и за границей.

Планируется модернизация имеющейся диагностики и способов лечения, и это ещё более улучшит оказание специализированной помощи населению. В центре нейрохирургии и региональных клиниках закуплены некоторые виды оборудования, и они применяются на практике.

— Расскажите о своей работе во время пандемии.

— Этот год стал сложным для всех, и сфера нейрохирургии – не исключение. Наша деятельность в период пандемии была значительно ограничена. Из 150 мест нам оставили всего 25. Нашим работникам пришлось уйти в отпуск или трудиться в распределительных центрах. 127 из 352 работников нашего центра были заняты в таких больницах. Этот период стал испытанием и для пациентов. У 7 наших больных обнаружили коронавирусную инфекцию, пятеро из них скончались в специализированных больницах для инфицированных коронавирусом. Большинство работников центра тоже заразились этой инфекцией, и, слава Богу, все выздоровели.

Операции на абсцессы головного мозга, которые нужно было провести в этом году, были задержаны из-за коронавирусной инфекции. Также было много обращений с просьбой о помощи в лечении тромбоза кавернозного синуса. Эта болезнь требует долгосрочного лечения без хирургического вмешательства. В некоторых частных клиниках говорят, что могут вылечить её хирургическим путём, но я посоветовал бы не верить им. Ни в одном государстве мира не применяется хирургическое лечение этого заболевания.

— Среди тех, кто страдает от нейрохирургических заболеваний, много детей. Легче болезнь предотвратить, чем её лечить. На что следует обратить внимание родителям, дабы не заразиться такими болезнями?

— К сожалению, такие заболевания среди детей нередки. По сравнению с мировым масштабом, у нас этот показатель довольно низок, но, всё же прискорбно, что он есть.

Родственные браки влекут за собой увеличение подобных болезней среди детей. Государство тратит большие средства на лечение этих недостатков, но, если мы не устраним их происхождение, всё бесполезно.

Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Если у детей, рождённых от родственных браков, выявятся такие заболевания, родителям, вступившим в такой брак, следует оплатить расходы на лечение, мало того, нужно привлечь к ответственности лиц, зарегистрировавших такой брак.

Вероятно, только тогда количество детей с такими заболеваниями сократится.

В последнее время болезни всё больше «молодеют». Причина проста – дети часами сидят за компьютером, их нервная система устаёт, нарушается зрительная способность, а главное, не соблюдается здоровый образ жизни.

— Пандемия дала возможность проанализировать многое, особенно, в сфере медицины. Как вы думаете, что следует изменить в системе, где вы работаете?

— В этом году пандемия научила нас по-другому смотреть на мир. Во время пандемии следует прежде всего усиливать контроль, фильтрацию, содержать в изоляторах пациентов с подозрением на заболевание.

Во-вторых, нужно обособить медицинское учреждение. То есть, ограничить общение работников учреждения с посторонними.

В-третьих, следует выполнить цифровизацию рабочего процесса, увеличить онлайн-консультации и расширить общение с межрегиональными клиниками.

Хочу подчеркнуть ещё один момент. Согласно Трудовому кодексу, разрешен неоплачиваемый отпуск до 3 месяцев в году. В результате пандемии не работали детские сады и школы, некоторым работникам пришлось выйти на работу через 3 месяца. Мы направили письменное обращение о прекращении действия этой статьи во время пандемии в профсоюзный комитет медработников и в Министерство труда, но ответа так и не получили. Если учитывать, что пандемия пока ещё не кончилась, хорошо было бы уделить внимание этому вопросу.

— Человеческий мозг представляет собой сложную структуру, управляемую человеком. Вы – специалист, непосредственно изучающий мозговую деятельность. Какое бы вы охарактеризовали человеческий мозг?

— Мозг – уникальный орган. Человечество изучило анатомию мозга на 100 процентов, но его функциональные грани полностью не раскрыты. У человека имеется около 100 млрд нейронов, но работают только 10 процентов из них. Остальные находятся в неподвижном состоянии, и их можно «подключить» только в определённых условиях. После какой-либо травмы или стресса человек может заговорить на нескольких иностранных языках или делать вычисления с семизначными цифрами без калькулятора. И таких примеров много.

У мозга есть ещё одна способность. Иногда в результате повреждения или болезни у человека могут пропасть отдельные качества. Со временем эти качества могут восстановиться в другой части мозга. Я часто сталкивался с этим в ходе своей деятельности. Особенно часто это встречается у детей и подростков, потому что мозг у них растёт, формируется.

Нейрохирург не должен ошибаться в ориентирах, потому что одно неправильное движение, или отклонение на 1-2 мм может приковать пациента к постели или повлечь его смерть. Оперирующий врач нейрохирург должен хорошо знать анатомию и неврологию, его руки должны быть подвижными, умелыми.

Самое большое счастье для нейрохирурга – это видеть улучшение состояния пациента после операции.

Беседовала Гулмира Тошниёзова

перевод: Анастасия Ткачёва,
Диана Султанова

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button