Наши земли стремительно деградируют, потому что не имеют хозяина

Свободные рыночные отношения, согласно теории, обеспечивают наибольшую эффективность распределения ресурсов. Но для функционирования этой системы необходимо, чтобы неприкосновенность частной собственности была обеспечена… Если такие средства производства, как земля, не являются частной собственностью, говорить об их эффективном и долгосрочном использовании не приходится. Право на частное владение землёй необходимо не только для развития стабильной и процветающей экономики аграрной страны, но и для сохранения здоровья генофонда целого народа. Об этом в своей статье для Kun.uz рассуждает наш колумнист Шахзод Юлдошбоев.

В интенсивном потоке новостей за последние несколько недель внимание общественности обошло, на мой взгляд, одно из важнейших предложений по изменению Конституции Республики Узбекистан. Речь идёт о поправке в статью №55 основного закона страны, которая предусматривает закрепление статуса-кво, в котором фермеры не имеют права на приобретение сельскохозяйственных земель в частную собственность. Согласно опубликованному списку рассматриваемых конституционных поправок, земли предлагается поделить на две категории: сельскохозяйственные и несельскохозяйственные. Возможность приватизации, в свою очередь, предусматривается только для земель второй категории, тогда как владение землями, предназначенными для сельскохозяйственных нужд, предлагается законодательно закрепить за государством, которое будет выдавать их фермерам по договорам аренды на определённый срок.

Очевидно, что вы можете задаться вопросом: что же столь уникального в землях, на которых растёт урожай и пасётся скот в отличии от тех, на которых можно, скажем, построить многоквартирный дом? Почему предпринимателям в области строительства можно приватизировать государственную землю, а фермерам нельзя? Вполне вероятно, в ответ на этот ваш вопрос будут приведены аргументы о продовольственной безопасности, необходимости государственного контроля за сельским хозяйством и удержании цен на агропродукцию.

Однако, как показывает экономическая теория и данные исследований, проведённых в развивающихся странах, для достижения наибольшей выгоды и, что ещё важнее, не лишиться плодородных земель, обществу необходимо усиление прав собственности на все виды земель, включая, естественно, сельскохозяйственные.

ТЕОРИЯ

Адам Смит, отец-основатель экономической науки, утверждал, что в условиях, когда каждый действует в своих собственных интересах, достигается максимальная выгода для всего общества. Пекарю, к примеру, нет дела до вашего удобства, когда он просыпается в 4 утра, чтобы испечь горячие лепёшки для вашего завтрака. Он просто знает, что большинство людей предпочитает горячий хлеб с утра, поэтому готов пожертвовать сном, чтобы увеличить свой доход. По той же самой причине он использует качественные продукты (чтобы завтра не потерять расстроившихся потребителей) и снижает цену хлеба (чтобы обойти своих конкурентов и максимизировать прибыль). Таким образом, когда пекари думают о собственных кошельках, всё общество может наслаждаться качественными и горячими лепёшками по доступной цене.

Институционалисты, однако, утверждали, что для функционирования подобной экономики необходимо также обеспечение неприкосновенности частной собственности. По их мнению, если пекарь будет бояться, что его тандыр могут в любой момент отобрать без какой-либо на то причины, то он не будет думать о будущем и постарается максимизировать свою прибыль здесь и сейчас. «Неважно, будут ли покупатели удовлетворены качеством моего хлеба, завтра моей пекарни может и не быть, поэтому надо сделать как можно больше денег сегодня», будет думать пекарь, добавляя дешёвые, низкосортные и испортившиеся ингредиенты в свою продукцию. То есть, отсутствие уверенности в завтрашнем дне может превратить пекаря из источника экономической ценности в потенциального вредителя общества.

Помимо этого, при недостаточном обеспечении защиты прав на собственность, предприниматели будут стараться инвестировать как можно меньше в свой бизнес, так как прибыль от их инвестиций может быть получена кем-то другим. То есть, каждый рациональный предприниматель будет бояться вкладывать в рост своего предприятия, и предложение того или иного товара сократится, что приведёт к росту цен. Наращивать производство будут лишь «избранные», кому по причинам коррупции либо прочных связей не страшна потеря прав на собственность. Эти «смельчаки», ясное дело, превратятся в монополистов и будут устанавливать свои правила для всего рынка.

Если в приведённом мною примере заменить пекаря на фермера, а тандыр – на землю, то можно понять, насколько важна неприкосновенность частной земли для сельского хозяйства.

Фермеры, как и любые другие предприниматели, будут инвестировать в долгосрочной перспективе в землю, её продуктивность и технологическую модернизацию производства, только если они смогут полностью владеть правами на используемый земельный участок.

ЧТО НА ПРАКТИКЕ?

Теория, выдвинутая институционалистами, вырисовывает достаточно мрачную картину для стран, где неприкосновенность частной собственности существует лишь на бумаге. Многочисленные исследования, проведённые в развивающихся странах, доказывают правдивость их суждения.

Например, экономист-институционалист Светозар Пежович показал, что даже при идентичных уровнях природного богатства, темпах сбережения населения и проводимых экономических программ, страны, которые предоставляют больше прав на частную собственность, достигают большего развития, чем те, что не обеспечивают такие права.

Что касается прав на сельскохозяйственную землю, в Фиджи, где культивация сахарного тростника составляет большую часть экономики, обеспечивающей занятостью порядка 200,000 человек, учёные изучили, как разные формы владения землёй влияют на продуктивность фермеров. Так, они выяснили, что фермеры, которые выращивали тростник на арендованной у государства земле и ожидали скорого истечения срока аренды, в среднем, на каждый гектар земли производили на 11 тонн сахарного тростника меньше, чем их коллеги, обладавшие полными правами на землю. Перед следующим сезоном урожая фермеры-арендаторы также засеивали тростником на четверть гектара меньше земли чем фермеры-собственники. Получается, что экономика недополучала огромную часть предложения сахарного тростника только потому, что фермеры не обладали полнотой прав на землю.

Вы можете подумать, что, фермеры в Фиджи, которые были собственниками земли, изначально являлись намного продуктивнее фермеров-арендаторов, и что не в частной собственности тут дело. Однако, другое знаменитое исследование, проведённое в Нигере, показывает, что фермеры, которые работают, как на своей, так и на арендованной земле, используют намного больше ресурсов, включая удобрения и рабочую силу, именно на земли, которые официально им принадлежат. Другими словами, даже когда фермеры являются одними и теми же людьми, правовой статус земли имеет огромное влияние на их продуктивность.

Пообщавшись с фермерами и у нас в стране и понаблюдав за происходящим в сельскохозяйственном секторе, можно прийти к схожему выводу. Арендаторы относятся к земле как к чужому имуществу, из которого надо выжать максимальную прибыль, пока оно находится в их распоряжении. Отсюда и различные схемы по продаже плодотворной глины заводам по производству кирпича, по «откату» субсидий, выделяемых для установления систем капельного орошения и другие махинации, делающие всех нас беднее в долгосрочной перспективе.

Однако, самое волнительное, это то, что фермеры используют химические удобрения и пестициды в опасных для человеческого здоровья объёмах, даже если они понимают, что это вредит продуктивности земли. Для многих фермеров, не важно, какой будет плодотворность их земли через 15–20 лет, так как срок аренды может к тому времени истечь, а лишиться земли они могут ещё раньше благодаря произволу местных чиновников. Это и становится причиной столь безответственного и потенциально губительного поведения, исправить которое может лишь корректировка стимулов посредством приватизации земель.

Помимо этого, мы видим, что многие фермеры просто-напросто удерживают земли, даже если у них нет ресурсов на инвестиции в урожай. Продать арендованную землю они не могут по закону, а вернув её обратно государству они не получат ничего взамен. В итоге, что естественно, обширные территории используются “абы как” – без особого усердия и заботы к земле. Что ставит под угрозу продовольственную безопасность целой страны. Если же фермерам разрешить продавать землю, то более эффективные предприниматели, которые могут себе позволить инвестировать средства, будут использовать её по назначению, что увеличит предложение и сможет понизить цены на сельскохозяйственную продукцию.

Учитывая многолетнюю историю социализма и последующую гегемонию государства в экономике, вопрос приватизации до сих пор являлся очень щепетильным для нашего народа. Очевидно, что и данное предложение может вызвать опасение у большинства наших сограждан, которые считают, что приватизация приведёт к тому, что все земли будут монополизированы маленькой группой самых богатых людей страны. Данные опасения, однако, необоснованны, поскольку мы видим, что подобное не происходит на других рынках, где дозволена свободная купля-продажа.

Например, количество квартир по Узбекистану намного ниже количества гектаров сельскохозяйственных земель, но все квартиры в стране не монополизированы ограниченным кругом лиц. Мы также не нуждаемся в том, чтобы государство выдавало квартиры в аренду гражданам на определённый срок, а пользуемся благами свободного рынка, свободно покупая и продавая жильё. Нет никакого смысла верить, что рыночные механизмы подведут нас в отношении земель, раз они работают практически во всех остальных сферах экономики. Но это при условии проведения прозрачных аукционов по продаже земельных участков.

ВЫВОД

Всё общество страдает, когда «правила игры» заставляют предпринимателей думать только о краткосрочной выгоде. Фермеры, как и любые другие предприниматели, будут инвестировать в будущее, только если будет обеспечена неприкосновенность их собственности – сельскохозяйственных земель. Если мы хотим, чтобы фермеры расширяли свои производства, тем самым способствуя стабильности цен и заботились о плодотворности земель, то необходимо распространить право приватизации и на сельскохозяйственные земли. Это повлечёт за собой не только повышенную продуктивность агросектора, но и более рациональное использование химических удобрений и пестицидов, что, в свою очередь, положительно скажется как на экономическом процветании, так и на здоровье генофонда народа.

Безусловно, организация и осуществление процесса приватизации земель является далеко не из лёгких задач. Тем не менее, нам сейчас нельзя ставить крест на будущем этой экономической реформы путём фиксирования безусловного государственного владения землями сельскохозяйственного назначения в статье №55 Конституции Узбекистана!

Шахзод Юлдошбоев
Студент университета Georgetown, США 

Kun.uz приглашает колумнистов к сотрудничеству. Вы можете отправлять авторские статьи на актуальные темы по Telegram-адресу @Muhammadshakur

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button