На главврача Ташкентской областной инфекционной больницы заведено уголовное дело

На главврача Ташкентской областной инфекционной больницы заведено уголовное дело

Главный врач Ташкентской областной инфекционной больницы, главный инфекционист Ташкентской области Гульжахон Юлдашева задержана вечером 8 сентября в Чирчике, сообщила узбекская служба BBC. По данным издания, правоохранительные органы задержали ее в салоне красоты.

Младшая сестра главврача Шахло Юлдашева сообщила, что Гульжахон Юлдашевой предъявлено обвинение в хищении 250 млн сумов.

«Моя сестра только недавно прошла лечение от коронавируса. 7 сентября она выписалась из больницы, а 8 сентября вечером пошла в салон красоты. Туда вошли четверо сотрудников органов внутренних дел. На улице было еще несколько сотрудников. Ее забрали оттуда», — приводит ее слова BBC Uzbek.

Фото: BBC Uzbek.

Сообщение Генпрокуратуры

Как сообщили «Газете.uz» в пресс-службе Генеральной прокуратуры Узбекистана, 10 августа гражданин Ш. Минбаев обратился в прокуратуру Чирчика и сообщил, что сотрудники Ташкентской областной инфекционной больницы 1 августа перевели его родственника Ф. Рустамова, который проходил там лечение с диагнозом двусторонняя пневмония и COVID-19, в психоневрологический диспансер. 2 августа из-за ухудшения состояния пациент скончался. По этой причине заявитель просил принять законные меры в отношении виновных.

По данному факту прокуратура Чирчика возбудила уголовное дело по части 3 статьи 116 (ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, повлекшие по неосторожности смерть человека) Уголовного кодекса.

Сообщается, что пациент был направлен в областной психоневрологический диспансер в критическом состоянии по указанию главного врача инфекционной больницы, несмотря на тяжесть соматического состояния Ф. Рустамова, наличие дыхательной недостаточности и необходимость реанимации.

«В то же время история болезни Ф. Рустамова в Ташкентской областной инфекционной больнице содержала ложные сведения о том, что пациент полностью выздоровел от COVID-19», — говорится в сообщении Генпрокуратуры.

Кроме того, как отмечает ведомство, в рамках контрольных мероприятий по целевому использованию бюджетных и внебюджетных средств в Ташкентской областной инфекционной больнице выявлено хищение 250,8 млн сумов путем растраты.

Главный врач больницы Гульжахон Юлдашева несколько раз вызывалась на допрос, но она не явилась в указанные сроки без уважительной причины, следует из сообщения.

8 сентября ее в принудительном порядке привели на допрос, а затем привлекли к уголовному делу в качестве обвиняемой по пункту «а» части 3 статьи 167 (хищение путем присвоения или растраты в особо крупном размере) и пункту «а» части 3 статьи 207 (должностная халатность, повлекшая смерть человека).

«Определением суда от 9 сентября в отношении Гульжахон Юлдашевой избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с учетом воспрепятствования расследованию, невыполнения возложенных обязательств, того, что совершенное преступление относится к категории тяжких преступлений, а также для предотвращения ее преступной деятельности, побега, сокрытия или уничтожения доказательств», — сообщили «Газете.uz» в пресс-службе Генпрокуратуры.

Спор с руководством

В середине июля в социальных сетях распространилась аудиозапись телефонного разговора Гульжахон Юлдашевой и начальника управления здравоохранения Ташкентской области Туракула Арзикулова. Тогда пресс-служба облздрава обвинила главврача в «распространении ложной информации, порочащей репутацию врача» вместо того, чтобы координировать деятельность районных (городских) инфекционных больниц, поддерживая эпидемиологическую стабильность в регионе.

В сообщении отмечалось, что 17 июля облздрав получил 18 кислородных концентраторов для распределения между медучреждениями области. Гульжахон Юлдашева просила 10 концентраторов, несмотря на то, что инфекционная больница якобы не занимается лечение пациентов с коронавирусом. Тем не менее, ей выделили 3 концентратора (к имеющимся 3).

На следующий день облздрав дополнительно получил от Минздрава 80 кислородных концентраторов, из которых 9 были выделены инфекционной больнице.

В начале августа Гульжахон Юлдашева сообщила Kun.uz, что областная инфекционная больница с начала пандемии была закрыта как карантинная зона и принимала пациентов с первичными симптомами коронавируса, однако власти не предоставили необходимого оборудования, несмотря на письма, а затем — приказ Министерства здравоохранения.

По ее словам, первый карантин прошел без трудностей — пациентов в тяжелом состоянии было мало. «Однако с 15 июля было очень много тяжелых больных, смертей очень много. Мы экспресс-тестами проверили их — все они были COVID-положительными», — заявила она.

Гульжахон Юлдашева утверждает, что сотрудники больницы не получили премии за лечение пациентов, которых затем перевели в другое медучреждение после выхода приказа областного управления здравоохранения.

Затем начальник Ташкентского областного управления здравоохранения Туракул Арзикулов, комментируя обращение главврача изданию, заявил, что инфекционная больница считается карантинным объектом для приема пациентов, контактировавших с инфицированными, а не для лечения COVID-больных. Медработники таких объектов получают 6-процентную дневную надбавку, а премии (5−25 млн сумов) получают сотрудники специализированных больниц, которые адаптированы для лечения пациентов с коронавирусом.

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button