«Кто использует больше воды, тот и должен больше платить». Соотечественник в Америке — о проблемах с водой и водосбережении в Узбекистане

Аскарали Каримов — доктор технических наук, инженер. Он прожил 20 лет в Техасе, США, и в настоящее время работает директором по проектированию водного хозяйства в крупной инженерно-консалтинговой фирме города Темпл. Сейчас он находится в Узбекистане в качестве волонтера.

«Я считаю то, что делаю, своим долгом перед страной», — говорит он. Мы поговорили с Аскарали Каримовым о его работе в США, проблемах воды в Узбекистане, инфраструктуре и Ташкенте, который подтопляется после дождей.

«Мы проектируем объект для создания серверов Facebook»

— Сегодня я руковожу гидрологическими проектами в инженерно-проектной компании Kasberg, Patrick & Associates. Я – технический директор. Сейчас наши основные клиенты – города. Чистая питьевая вода в городах, канализация, дорожная инфраструктура, ливневая канализация (отвод воды в городах во время дождя) — все это разрабатывает наша компания.

У нас много проектов, еще один, стоимостью 1 миллиард долларов в городе Темпос, где мы проектируем канализацию и воду для объекта, где хранит свои серверы Meta (компания, владеющая сетями Facebook и Instagram).

Кроме того, мы расширяем водоочистные сооружения в городе, это проект стоимостью 50 миллионов долларов, который должен быть запущен в следующем году. Мы строим по новейшим мировым технологиям — мембранные, ультрафиолетовые системы дезинфекции. Причина, по которой мы расширяем водоочистные сооружения, заключается в том, что население растет. Мы строим сейчас, не дожидаясь следующих 20-30 лет.

«Мы работаем над волонтерским проектом, связанным с расширением сельских и городских территорий в Узбекистане»

— Когда я работал в Ташкенте, совместно с учеными из Университета Оклахомы был организован грант. Мы хотели провести исследование в Узбекистане, думали, какие города выбрать. Цель исследования — изучить изменения в расширении городов и сел Узбекистана за последние 30-40 лет.

После того, как передаются снимки со спутника, они обрабатываются с помощью технологии «remote sensing». Мы выбрали четыре города: Бухара, Самарканд, Карши и Ташкент. Теперь мы приехали для полевых работ, то есть наша задача: поехать в города и своими глазами увидеть дренажные системы на их окраинах, новые улицы и кварталы.

У меня есть два исследователя из Университета Оклахомы. Один студент, другой научный работник. Это все – волонтерский проект. Видя проблемы в моей стране, я стремился решить их как можно лучше. Я делаю это в Америке и считаю своим долгом сделать то же самое в Узбекистане.

«Разрабатываю рекомендации по дренажной системе Ташкента»

— Одной из проблем Ташкента является то, что вода всех видов канализации попадает в одну трубу: и вода, используемая промышленными предприятиями, и дренажная вода идут в одно место, как это делалось в советское время. В Америке же они разделяются, разные воды не смешиваются.

Вторая проблема заключается в том, что во время проливных дождей вода просачивается через люки или почву в керамические (проложенные 50 лет назад) трубы под ними, в результате чего и дождевая вода попадает в очистные сооружения. А производительность сооружений составляет, скажем, 1 миллион кубометров воды в сутки. Когда идет много дождей, на очистные сооружения поступает столько воды, что в некоторых случаях они вынуждены сбрасывать ее в реку, не очищая полностью.

В данный момент я изучаю лабораторные данные за прошлый год о количестве выпавших осадков, уровне очистки воды после водоочистных сооружений.

Существует также проблема лотков в дренажной системе. Например, в Америке лотков нет, по обеим сторонам дорог проложены трубы и вода, течет по ним; дороги также построены с небольшим возвышением посередине и уклоном по бокам, так, чтобы вода не скапливалась на дорожном покрытии.

Джахонгир Абидович (хоким Ташкента – ред.) попросил внимательно и без спешки изучить, а потом давать рекомендации. С чего начать, как выводить дождевую воду — вот над чем я сейчас работаю. Даст Бог, я дам свои рекомендации после того, как соберу всю необходимую мне информацию.

[…] Ташкент был построен в конце 70-х годов с расчетом на определенное количество людей, скажем, на 2 миллиона человек (примерно). Насколько увеличилось с тех пор население столицы: допустим, удвоилось. Но проложенные трубы не изменились. Трубы изношены, размер уменьшен: если труба диаметром 1500 мм, то теперь через нее приходится пропускать вдвое больше воды. Это означает давление на насосы, большие потери воды, выход из строя агрегата, большее потребление электроэнергии.

Я еще недостаточно глубоко изучил эту проблему. В каждом городе должна быть своя программа, один насос 50-70 лет не проработает, через 10-15 лет его надо будет менять и ремонтировать. Итак, проблемы с водой в городе связаны еще и с тем, что инфраструктура очень старая.

«Кто использует больше воды, тот и должен больше платить»

— После наступления засухи увеличится миграция, люди начнут переезжать из засушливых земель. Многие люди перебираются в Ташкент из-за условий и воды. Если посмотреть на Узбекистан, страна простирается с востока на запад. Около 75-90% используемой нами воды собирается в других странах – Таджикистане и Кыргызстане.

Когда воды не хватает, везде должны быть установлены счетчики. В настоящее время в Узбекистане ведется работа по введению дифференцированного тарифа. Например, у себя дома в Техасе я плачу 1 доллар за кубический метр до определенного количества воды, если мое ежемесячное потребление превышает этот норматив, я плачу уже 1,5 доллара, далее – 2 доллара. Поскольку я использую больше воды, чем большинство людей, поэтому и платить я должен больше.

Все сводится к фундаментальным знаниям людей, к науке. Нам всем нужно подумать о том, откуда поступает вода, и понять, куда уходит использованная вода. Как говорится, из маленьких ручьев большая река образуется: если народ не поддержит, не будет и результата.

Кто-то может сказать: «Я плачу деньги, так пусть государство делает». Правда, с этим никто не спорит, вы платите налоги, значит обеспечить вас водой – обязанность государства. Но чем больше мы совершенствуем свои навыки, тем больше будем подходить к вопросу коллективно. Если мы посмотрим на развитые страны, у людей там есть знания: откуда берется вода, какова ее концентрация и так далее. Потому что их постоянно обучают: проводят разные агитационные мероприятия, собрания, учат в школах.

Чтобы адаптироваться к засухе, очень важно использовать водосберегающие технологии и учиться водосбережению. Потому что без воды мы не сможем выращивать сельхозпродукцию, а это приведет к масштабным экономическим проблемам.

Беседовала Мадина Очилова.
фото — Мухиддин Курбанов,

перевод: Вадим Султанов.

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button