Актам Хаитов — о том, почему вносятся изменения в Конституцию

В интервью Kun.uz лидер партии рассказал об избирательной системе Узбекистана, процессе открытия новых партий, раздутых полномочиях исполнительной власти и переходе на систему выборности хокимов.

16 мая фракция УзЛиДеП предложила начать процесс внесения изменений и дополнений в Конституцию Республики Узбекистан. Предложение поддержала Партия «Миллий тикланиш».

20 мая совместное заседание палат Олий Мажлиса утвердило состав Комиссии по конституционным реформам и назначило председателем Акмала Саидова.

О том, зачем нужна конституционная реформа в Узбекистане и в чем заключаются изменения, корреспондент Kun.uz побеседовал с председателем УзЛиДеП Актамом Хаитовым.

— Скажите, в чем сегодня необходимость изменения Конституции Узбекистана?

— 16 мая с этой инициативой выступила Либерально-демократическая партия Узбекистана, которую поддержала партия «Миллий тикланиш». 17 мая мы провели собрание объединенных фракций и попросили наших депутатов поддержать наше предложение по этому вопросу, а затем запросили эти предложения в Законодательной палате и Сенатском совете Олий Мажлиса. Именно так мы выдвинули инициативу конституционной реформы.

На сегодняшнем мероприятии палаты обеих палат парламента поддержали нашу инициативу и было принято решение.

Сегодня сформирована комиссия по реализации конституционной реформы. Было предложено включить в него политиков, депутатов, сенаторов, юристов и других специалистов в данной области, что было одобрено решением советов. Также сегодня утверждено Положение о комиссии. Деятельность Комиссии, ее полномочия, задачи и порядок рассмотрения также отражены в настоящем Положении.

Теперь несколько слов о необходимости. Книга «Стратегия нового Узбекистана» за авторством Президента Республики Узбекистан посвящена реформам, осуществленным за последние 5 лет.

Многие вопросы обсуждались и на предвыборных встречах Президента. Например, осуществление конституционных реформ, внесение изменений в ее главы и статьи.

Аналогичные предложения были сделаны на 8 региональных встречах, на которых я присутствовал лично.

В ходе встреч в Бозатауском районе Каракалпакстана поднимались вопросы экологии и трагедии Аральского моря. На следующем совещании предприниматели выступили с предложениями по расширению гарантий прав собственности, поддержке молодежи.

Краткая информация по затронутым вопросам была освещена главой государства на церемонии инаугурации Президента и по случаю 29-летия Конституции.

— Какие изменения задумала сама партия, когда выступала с инициативой конституционной реформы? Есть ли в ваших предложениях, например, изменения в избирательной системе Узбекистана?

— Сейчас мы перечисляем все рассматриваемые вопросы, и рассказываем о том, какие именно. Первый касается человеческого достоинства, но в качестве предложений в этот процесс включаются и вопросы, связанные с государственным управлением. Почему? Наша партия также работает над вопросами, связанными с государственным управлением. Потому что мы сейчас глубоко изучаем избирательные системы мира, какая избирательная система для нас лучше? Сейчас мы работаем со специалистами по этим вопросам. На мой взгляд, будет подготовлено вполне внятное предложение.

— Поправки в Конституцию смягчат требование для открытия политических партий или они останутся такими же сложными, как сейчас? Например, сейчас для открытия новой партии активисты должны собрать 20 тысяч голосов, и эти голоса должны быть собраны как минимум в 8 округах. Это очень сложно и запутанно.

— Не соглашусь, что эти требования очень сложные. Например, политическая партия — это политическая сила, которая решает вопросы управления государством. Сейчас из тридцати пяти миллионов человек более двадцати одного миллиона избирателей. Прийти к власти от имени народа, не набрав указанного вами количества и не завоевав доверие народа, будет сложно.

— Разве упрощение процесса образования политических партий не пойдет на пользу стране и ее будущему?

— Здесь речь идет о направлениях, выражающих волю людей, которые могут дать серьезное направление судьбе нашего государства, нашего народа.

Вступить в этот процесс, конкурировать на политической арене само по себе непросто. Партия, не способная решать мелкие проблемы, не сможет конкурировать с более крупными партиями.

 Для того, чтобы получить место в районном, областном Кенгаше или Законодательной палате, нужно набрать не менее 150-160 тысяч голосов. Теперь простой вопрос: как партия, которая с трудом набирает 20 тысяч голосов, получит депутатские места? Если она не получит мест в Законодательной палате, то не сможет сформировать фракции. Здесь есть минимальные требования. Если у нее не будет депутатов в Законодательной палате, она не сможет участвовать в обсуждении важных и судьбоносных законов.

Каждая партия должна иметь свой иммунитет, свой электорат, свои сильные политические взгляды. Будет целесообразно, если мы с самого начала укрепим наши партии в политическом процессе и обеспечим их участие в борьбе.

Я не согласен с утверждением, что это очень сложно. Это мое личное мнение. Пожалуйста, теперь наш народ может легко участвовать в процессе конституционной реформы. У каждого гражданина, в том числе и у меня, и у вас есть возможность высказать свое личное мнение. Именно поэтому все были включены в комиссию. Теперь вы можете отправлять предложения в 3 различных формах. Письменные, устные и электронные. Они будут рассмотрены рабочей группой.

— На ваш взгляд, не пора ли сократить полномочия исполнительной власти в Узбекистане, которые чрезмерно расширены, и отразить это в Конституции?

— Знаете, я бы не согласился с выражением «чрезмерно расширены». Ведь сейчас каждое звено исполнительной власти делает свое дело.

Да, у нас есть конторы, которые дублируют друг друга и на сегодня уже выполнили свое предназначение. Сейчас их рассматривают комиссии.

Даже сегодня, с внедрением государственного управления, электронных информационных систем, цифровизации, нам еще нужно время, чтобы пересмотреть или объединить, реорганизовать некоторые министерства, ведомства и отдельные структуры правительства в орган исполнительной власти. У нас это было раньше, есть сейчас и будет завтра. Поэтому требованием времени является сокращение и оптимизация органов, дублирующих друг друга.

В этом плане я с вами согласен.

— Я думаю, вы поняли вопрос по-другому. Скажем, насколько вы удовлетворены сегодняшними различиями между полномочиями законодательной и исполнительной власти?

— У нас есть принцип разделения трех властей: законодательной, исполнительной и судебной. Так происходит во всем мире.

В последние годы расширяются полномочия нашего парламента. Недавние изменения в конституции также показывают, что парламент получает больше полномочий. Это хорошо. Это также повысило подотчетность правительства. Так, раньше не было, к примеру, института правительственного часа.

Теперь мы раз в месяц заслушиваем доклад правительства по наиболее актуальным вопросам, волнующим депутатов, партии и их фракции. Этот процесс должен продолжаться и в будущем.

На мой взгляд, вы задали правильный вопрос, и возрастающая роль парламента и наших депутатов в этом плане является результатом политики либерализации главы нашего государства.

Откровенно говоря, на вопрос каждого нашего депутата дается ответ на уровне министра, замминистра, руководителя соответствующего государственного органа, депутата, идет диалог, круглые столы. Это – очень конструктивный подход.

Из этого следует, что сегодня роль фракций Законодательной палаты в парламенте возрастает. Мы также чувствуем активность наших депутатов в этом плане. Эта активность повышает ответственность, с другой стороны, наши избиратели сегодня тоже активны, чрезвычайно активны. Именно они призывают нас принимать новые законы.

Кроме того, СМИ также призывают нас быть открытыми, прозрачными и, при необходимости, адекватно и четко реагировать на вопросы таких журналистов, как вы.

— В последнее время много говорят о том, что хокимов должен избирать народ. Тот же вопрос мы задаем, когда встречаемся с хокимами районов или областей, и они говорят, что полностью готовы к выборам. Как вы думаете, кто не готов к этому процессу?

— Прежде всего, давайте проясним вопрос о выборности. Сегодня они избираются, избираются как депутаты, а затем возглавляют кенгаш. Как председатели этих кенгашей они становятся депутатами, а определенная партия выдвигает свою кандидатуру в депутаты. Есть такой процесс.

Теперь у нас второй вопрос: о выборах хокимов. В соответствии с нашей Конституцией и соответствующими законами, хокимы также избираются. Потому что депутаты голосуют за них и одобряют.

В чем проблема? Речь идет о полномочиях института хокимов, об ограничении их полномочий. Речь идет о повышении их подотчетности. Как перед избирателями, так и перед депутатами, которые их избирают. То есть речь идет о реализации принципа разделения властей снизу. Мы не раз слышали это от нашего уважаемого Президента касательно политических реформ. Этот процесс происходит. Идея состоит в том, что чем выше уровень открытости, прозрачности и подотчетности избирательного процесса, тем выше ответственность хокима.

Предложения ведь поступают от людей. Это процесс, через который мы проходим. Теперь наша большая комиссия рассмотрит каждое предложение. Если поступят подходящие, это будет обсуждаться. Есть своя процедура.

Речь идет об изменениях и дополнениях в нашу Конституцию, ведь многие ее направления реализуются сегодня. Однако некоторые её статьи будут изменены. Тогда мы с вами еще раз обсудим эту тему.

Беседовал Ильяс Сафаров,
перевод: Вадим Султанов.

Прочтите Это

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button